Чешская Республика, Прага
Форум 2000* (12 - 15 октября 2014 года)


Широкая дискуссия в экономической научной и политической среде относительно нарастающего экономического неравенства была спровоцирована работой Томаса Пикетти «Капитал в 21 веке». Тренд на расширение пропасти в получаемых доходах был, конечно, известен и раньше. Например, движение Occupy Wall Street было одним из симптомов нарастающего беспокойства относительно концентрации денег у уменьшающейся узкой группы людей. И это, конечно, является опасностью для либеральной демократии, как мы её понимаем.

Работа Томаса Пикетти получила широкое распространение. Некоторые известные ученые, например, лауреат Нобелевской премии по экономике Джозеф Стиглиц, её активно поддерживают. Другие, например, Financial Times, пишут о сомнениях в том, что эти данные обоснованы. В целом работа Пикетти произвела впечатление. Не зря там почти 570 страниц.

Стиглиц, например, считает углубление неравенства угрозой для демократической системы. Что же он предлагает для решения проблемы? Он предлагает простые решения:

- более справедливые налоги;
- больше расходов на образование;
- более жесткие антимонопольные законы;
- финансовое регулирование банков;
- уменьшение возможности корпораций эксплуатировать общество.

Кстати, в декларации Пражского форума, в котором мы сейчас участвуем, 2001 года дан почти полный рецепт, как преодолевать неравенство. И что? Ни советы Стиглица, ни рекомендации форума не имеют никакого практического значения, и разрыв нарастает. Значит проблемы более крупные и более серьезные, чем предлагаемые рецепты.

При этом отказ от практического обсуждения этих предложений может свидетельствовать о зарождении относительно нового явления – всемирной олигархии, т.е. слияния собственности и власти. Оказывается, что это не только русский феномен.

Однако хочу обратить внимание на еще одно измерение неравенства. Это неравенство между странами, нациями. Есть основания утверждать, что через 30-40 лет в мире не будет развивающихся стран. Все страны разделятся на преуспевающие и отставшие навсегда. Разрыв этот будет выражаться, прежде всего, в продолжительности жизни, качестве и уровне образования, здравоохранения и т.п. – то есть в качестве жизни. Разрыв будет настолько существенным, что преодолеть его будет уже нельзя.

Это неравенство для будущего человечества более опасно, чем неравенство внутри отдельных народов или наций. Разрыв между богатыми и бедными странами будет смыслом политики всего 21 века, и это очень опасно.

В своей книге Realeconomik я попытался объяснить появившийся в последние 30 лет механизм воспроизводства и усиления этого неравенства. Речь идет о качественно новых элементах современной капиталистической системы. Например, искусственное создание новых потребностей, нарастающая роль экономики брендов, уход конкуренции из поля производственных технологий и снижения себестоимости в сторону создания искусственных потребительских желаний и пристрастий в сочетании с контролем за каналами распределения.

Свободный рынок во многом превратился в олигополию, основанную на контроле за нематериальными активами. Это - бренды, каналы распределения, манипуляции с рыночными регуляторами... И самое главное, что, как я её называю, в книге «интеллектуально-историческая» рента, монопольно получаемая наиболее развитыми странами, выросла до очень существенных размеров, являющихся частью общего дохода.

Другим элементом механизма ведущего к контрпродуктивному неравенству и кризисам становится так называемая «новая» экономика, которая:
1) по определению менее прозрачна, чем традиционные сектора (практически невозможно объективно определить ни реальные издержки, ни многие потребительские характеристики продукции, процесс производства – черный ящик, содержимое которого не поддается контролю);
2) во многом виртуальна, т.е. её функционирование не сопровождается потреблением или накоплением, или даже физическим перемещением производительных ресурсов. По сути, это не столько производство, сколько обмен на деньги виртуальной продукции, все чаще существующей не столько в реальности, сколько в сознании потребителя в виде образов, фетишей, самоощущения и др.
3) плохо поддается регулированию, так как и предмет регулирования во многом неопределенный (трудно классифицировать, разрабатывать и применять стандарты и нормы), и обойти регулирование гораздо легче, чем в традиционных секторах.

Так почему же все эти процессы не отражаются в деятельности политиков, не принимаются соответствующие решения, почему мало об этом пишет современная наука?

Это объясняется усилением влияния групп интересов, в первую очередь групп, связанных с финансовым сектором, на деятельность СМИ, на политическую, образовательную и академическую элиту. Повестка дня и тональность дискуссий во всех этих средах явно изменилась в пользу групп, открывших в последние десятилетия новые ниши для обогащения.

В западном публичном медиа-пространстве тезис «экономика будущего – экономика знаний и инноваций» рассматривается как аксиома и служит оправданием для перераспределения доходов в пользу бизнеса, оперирующего продуктами, считающимися результатами инновационной интеллектуальной деятельности (финансовый «инжиниринг», потребительские услуги в области коммуникаций и развлечений, разнообразный «контент» для электронных потребительских устройств и т.п.). В результате в картине мира, рисуемой «мэйнстримовскими» средствами информации и образования, ценности общественного прогресса отступили на задний план, а на авансцену выдвинулись новые - «креативность», «инновационность». Однако то, что обозначают этими красивыми словами далеко не всегда соответствует их содержанию.

Так вот, для того, чтобы обезвредить мину замедленного действия, о которой идет речь в нашем обсуждении, нужны глобальные решения. Например, как я уже говорил и вносил в повестку Форума в 2001 году, - обязательное начальное трехгодичное образование под эгидой ООН для всех детей Земли.

Итак, на мой взгляд, современный капитализм как система испытывает серьёзную рецессию, тревожными симптомами которой являются углубляющееся неравенство, экономическая стагнация и периодически внезапно возникающие экономические кризисы.
В качестве первого шага необходимо признание этого факта и открытие всестороннего его обсуждения.

В целом же, необходимо новое осмысление капитализма и его рецессии, более масштабное и глубокое, чем то, которое происходило в последние 50 лет.

***

Участники дискуссии подняли вопрос, существует ли абсолютное равенство? Григорий Явлинский отметил, что абсолютного равенства никогда не существовало: «Наверное, поэтому в России и шутят, что абсолютное равенство бывает только в бане».

Если серьёзно вопрос не в том, есть ли равенство, вопрос в мере неравенства. Те, кто утверждает, что высокий уровень богатства - это хорошо, и сравнивает вершины богатства с вершинами гор, которые задерживают тучи, но благодаря этому дождь проливается на всю равнину, забывают, что тучи-то у вершин богатства собираются, только вода вниз не идет. «Средние зарплаты находятся в стагнации, а капитал растет. Это означает, что это ненормальная экономическая система. Так считает и Джозеф Стиглиц», - отметил экономист.

После выступления Григория Явлинского из аудитории ему был задан вопрос о том, есть ли рецепт преодоления неравенства. Явлинский ответил, что рецепт хорошо известен: прозрачность, подотчетность, демонтаж олигархии, сокращение объема лжи в политике и еще одно важнейшее обстоятельство – создание системы, в которой у каждого есть шанс в случае неудачи начать все сначала столько раз, сколько он сам сможет.

* «Форум-2000» был основан в 1996 году президентом Чешской республики Вацлавом Гавелом. Основная цель конференции – определить главные проблемы, стоящие перед цивилизацией и найти пути к предотвращению эскалации конфликтов, основой которых выступают религия, культура или этничность. В этом году тема форума звучит так: «Демократия и недовольство: четверть века после «железного занавеса» и площади Тяньаньмэнь».