Конференция «За прекращение войны и установление мира в Чеченской республике»

Война в Чечне и проблема насилия на Северном Кавказе сопровождает наше общество восемь лет. Мы считаем это самой трагической и серьезной проблемой России последнего десятилетия. По масштабам ущерба, который события на Северном Кавказе и в Чечне нанесли российскому обществу, России как государству, России как части мирового сообщества, это не может сравниться ни с какими другими катаклизмами и катастрофами за многие, многие десятилетия.

Оценивая именно таким образом масштаб событий, масштаб проблемы, мы исключительно серьезно относимся к подготовке возможных предложений выхода из этой ситуации. Именно поэтому у нас были сомнения с самого начала, когда мы узнали о проведении этой конференции. Мы долго колебались, потому что нас не устраивало отсутствие внятной концепции: чем мы можем завершить эту конференцию; способы ее организации, - у нас было довольно много сомнений.

Возможности гражданского общества в России повлиять на эту ситуацию не очень велики, я бы даже сказал, - крайне малы, как по формам, так и по ситуации в нашем обществе. Поэтому, на наш взгляд, каждое событие, каждое мероприятие, которое проводится в этой связи – должно иметь очень четкие представления, как оно реально может повлиять. Оно не должно быть таким, которое потом «замылится», станет всем неинтересным, будет лишь повторение пройденного.

Но события, которые развернулись в Москве, настолько серьезно повлияли на все в нашей стране, и еще будут влиять, даже еще с большей степенью, - потребовали нашего присутствия на этой конференции.

Во-первых, потому, что нам важно представить к обсуждению некоторые ключевые проблемы и оценки сложившейся ситуации.

Во-вторых, что еще важнее, - мы хотели бы подчеркнуть: начинающаяся в нашей стране полугосударственная кампания по разжиганию межнациональной розни – исключительно опасное для России направление. Попытки едва ли не создания в государственной и полугосударственной пропаганде «низших» рас, «неприемлемых» национальностей представляются самой опасной угрозой. Разжигание межнациональной розни, какие бы трагические события при этом не использовались, с нашей точки зрения являются преступлением. И с точки зрения закона тоже.

Кроме того, мы хотели бы поделиться с вами соображениями о том, что нужно сделать, чтобы конференция, на которой мы сегодня присутствуем, имела практическое значение.

Вначале - о самом главном. Прежде всего – выражу глубокие соболезнования всем погибшим в результате теракта, близким, тем, кто в больницах. Рана не заживет еще очень-очень долго.

Мы не можем оценивать происшедшее в Москве ни в терминах успешно проведенных операций, ни в терминах каких-либо побед. Мы вообще не можем применять такие оценки к тому, что произошло.

Это колоссальная трагедия, и наше общее поражение. Все мы – все присутствующие здесь, все политики, и вообще все граждане – мы все несем, пусть и разную, но ответственность – за то, что происходит в стране, и на Северном Кавказе, и произошло в Москве.

Ложь, которая окутывает эти события, неотвеченные вопросы, которых все больше и больше – только усугубляют ощущение трагедии. Рецепт ее ясен - государство осталось выше человека, как это и было раньше.

Мы хотели бы также дать определенную оценку терроризму. Это особенно важно для рассмотрения вопросов, связанных с ситуацией на Северном Кавказе. Мы считаем, что терроризм не имеет никаких объяснений или извинений: ни политических, ни религиозных, ни моральных. Терроризм не может объясняться даже местом. В конце концов, месть должна быть направлена на тех, кто ее заслуживает, а не на совершенно безвинных, совершенно ни в чем не повинных беззащитных и безоружных людей.
Причиной терроризма является не бедность, не страдания, а подлость и только подлость. Террористы, как правило, здоровые, хорошо подготовленные и вооруженные, сытые и хорошо оплачиваемые люди.

Почему теракт стал возможен в Москве? У нас есть ответ. Прежде всего, вследствие коррупции. В основе теракта и даже всей войны в Чечне, - во многом, если не в главном, лежит тотальная коррупция идущая сверху вниз, корень которой – не только в Чечне, не только на Северном Кавказе, они и в Москве. И здесь, наверно, самые мощные.

Пока эта война выгодна – она не закончится, какие бы красивые и умные планы кто бы ни придумывал. Мы полагаем, что пришло время от школярских заявлений переходить к очень точным постановкам проблем и задач.

Вам известна позиция партии, которую я имею честь представлять, - РДП «Яблоко». С 1994-го года ни на день, ни на месяц, ни на одну избирательную кампанию, ни во имя никаких целей мы не отступали от нашей позиции. Иногда она стоила немало. Наша позиция заключается в том, что мирное гражданское население в Чечне - это граждане России, которые должны быть ограждены от тех страданий, непомерных, невыразимых, которые эти люди испытывают. Мы всегда выражали одну и ту же мысль: в деле урегулирования в Чечне не могут быть использованы только военные методы, другого решения, кроме мирного политического процесса, в конечном счете, не может быть.

Но мы заявляем: прежде чем говорить о чем-либо еще, нужно добиться прекращения зачисток, пыток, внесудебных расправ, исчезновения людей, физической расправы над населением, казней, т.е. прекращения беспредела.

Понятно также и то, что в переговорах о прекращении боевых действий могут участвовать с противной стороны только те, с кем воюешь. А не те, кого туда назначаешь, чтобы вести политические переговоры.

Важнейшая задача - показать людям перспективу. И не только в части окончания войны, но - как там можно будет жить, что можно будет делать детям и внукам. Мы, готовя предложения по достижению стабильности, на Северном Кавказе, рассматриваем проблемы гарантии прав собственности - на недвижимость и землю, гарантии стабильности при расселении, гарантии прав на безопасность и на жизнь в ее биологическом понимании. Мы считаем, что принципиальным вопросом является концепция гражданских прав человека и индивидуума, и абсолютного приоритета именно этих прав над всеми другими традиционно сложившимися правами и подходами.

Для того, чтобы в Южном федеральном округе достичь хотя бы минимального уровня, сложившегося Российской Федерации, понадобится не менее 86 млрд руб. в год. Для того, чтобы такие средства образовались, валовый продукт региона должен возрасти на 215 млрд руб. в год (если доходы населения будут как в среднем по России составлять до 40 процентов ВРП). Для всех северокавказских республик это означает рост валового продукта примерно в 5 раз.

Почему это так важно? Потому что официальная безработица в России 10 процентов, то в Дагестане – 25 процентов, в Ингушетии – 32 процента, в Северной Осетии – 28 процентов, в Карачаево-Черкессии – 20 процентов, Ставропольский край – 14, Ростовская область -15, Краснодарский край - 13. В этом ключевые, глубинные проблемы.

Чтобы поправить ситуацию на северном Кавказе, сохраняя темпы роста на общероссийском уровне в 4-6 процентов в год, понадобится более 30 лет.

Если включать вопросы модернизации здравоохранения, создания сети медицинских центров, аккумулировать средства на переселенческую политику и организацию соответствующего фонда по предоставлению жителям земли; создание транспортной инфраструктуры, инфраструктуры связи. Тогда речь должна идти о том, что нам на ближайшие 10 лет – а только эта цифра может иметь практическое значение - понадобится примерно 2 триллиона руб., т.е. 20% валового внутреннего продукта уровня 2002 года. Тогда через 10 лет этот регион станет экономически самостоятельным.

Мне очень хотелось бы привлечь ваше внимание именно к таким серьезным экономическим вопросам, потому что без них все остальное, во-первых, уже известно, а во-вторых – просто неосуществимо.

Но, еще раз повторю, события, происшедшие в Москве, внесли огромные изменения, которые влияют на всю российскую политику. А во многих случаях они еще только начинают разворачиваться. Если мы хотим действительно повлиять на принятие решений по урегулированию на Северном Кавказе, мы должны соизмерять наши практические, вполне разумные предложения с масштабом событий, происходящих в стране. Реальность такова, что многие из этих предложений, в сложившейся политической ситуации не смогут работать, какие тенденции сегодня существуют. Невозможность практического обсуждения целого ряда предложений диктует необходимость очень взвешенной и глубоко продуманной позиции, выработки ее в контексте реалий, которые сегодня существуют в стране.

У нас с вами нет больше возможностей устраивать подобные конференции каждые три месяца или полгода. Они на этом теряют свое значение. Поэтому мне представляется, что на сегодняшнем заседании нужно выслушать основные доклады. Но принятие резолюций и политическая дискуссия по этим вопросам должна состояться позже. Важно, чтобы решения, которые здесь могут быть приняты, и процесс, который может быть инициирован, был реальным практическим процессом, а не просто заявлением позиций.

Конференции следует обдумать, когда следует проводить всестороннюю политическую дискуссию, в каком контексте, при каких сложившихся предпосылках и условиях, когда принимать основные практические резолюции.
«Яблоко» со своей стороны готово взять на себя всю практическую подготовку проведения соответствующего форума, когда для этого созреют политические условия, и он станет практическим.

Если мы отнесемся к этому серьезно и мужественно, мирный процесс в России, в конце концов, одолеет самую большую трагедию нашей последней истории.

Благодарю всех, кто осмелился сегодня прийти на это заседание.