Об авторе: Дмитрий Иванович Орлов - заместитель генерального директора Центра политических технологий.

В стартовавшем бюджетном процессе Министерству финансов России нужны, как всегда, грамотные и реалистичные оппоненты без грубо выраженных собственных финансовых притязаний. Однако второе чтение грозит стать настоящим пиром аграрного, московского и региональных лобби: 308 депутатских голосов, поданных за бюджет в первом чтении, - это слишком широкая коалиция, требующая в дальнейшем немалой подпитки. И тем не менее среди сонма постоянных и ситуативных коалиций лоббистов, традиционно "расшивающих" в свою пользу те или иные статьи бюджетного законопроекта, за последние три года появилось несколько групп, которые в состоянии сформулировать содержательные коррективы к правительственным инициативам. Содержательные в политическом, а не в лоббистском смысле.

Основатель главенствующей ныне в России экономической школы Евгений Ясин, например, заметил по поводу проекта бюджета-2003: "Он должен выражать экономическую политику государства, а не только финансовую". То есть бюджетный законопроект должен быть вписан в более или менее долгосрочную стратегию экономического развития. Министр финансов Алексей Кудрин сделал значимый шаг на этом пути, предложив концепцию "бюджетной трехлетки". Но бюджет-2003, конечно, решает по преимуществу ситуативные задачи: пик платежей по внешнему долгу, возрастающих по сравнению с 2002 годом на 21%, в сочетании с двумя избирательными кампаниями, которые оборачиваются ростом зарплат бюджетников почти на треть, не оставляет правительству другого выбора.

Партия "Яблоко", уже четвертый год подряд выступающая с собственным проектом бюджета, устами Григория Явлинского и Игоря Артемьева постулирует "не только право, но и обязанность каждой реальной политической силы четко формулировать отличающиеся от правительственных концептуальные предложения по бюджетной политике". В фокусе предложений "Яблока", которые в значительной степени принимаются и адаптируются правительством, оказываются экономические проблемы долгосрочного характера. По закону Дума работает только с правительственным вариантом бюджета, поэтому многие наблюдатели традиционно характеризуют бюджетные инициативы "Яблока" как маниловщину. Но это совсем не так.

Партия предлагала установить единую низкую ставку подоходного налога - она сегодня введена, хотя и не на уровне 10%, за который выступали экономисты "Яблока". Предлагалось заменить отчисления во внебюджетные фонды единым социальным налогом с регрессивной шкалой - правительство пошло и на это. Ставка налога на прибыль, как известно, уменьшена с 35 до 24% - "Яблоко" было сторонником такой меры, хотя и в более радикальном варианте (до 20%). В рамках правительственной налоговой реформы введены вычеты из налогооблагаемой базы по подоходному налогу, отменено обложение экспорта и налог на содержание жилищного фонда и объектов социально-культурной сферы, уменьшена ставка единого налога на малых предпринимателей, перешедших на упрощенную систему, постепенно увеличивается обложение земельной собственности, акцизы на алкоголь и табак. Все это предлагало в своих бюджетных законопроектах на 2000-2003 годы "Яблоко". Это не означает, конечно, что Минфин верстает бюджет "по Явлинскому": политический вес партии сегодня несопоставим с центристской коалицией, на которую делает ставку власть. Но роль партии в бюджетном процессе, безусловно, возрастает.

Сегодня экономисты "Яблока" бьют тревогу. Партию беспокоит торможение экономического роста и замедление военной реформы. При сохранении нынешних темпов Португалия стремительно уходит в отрыв от России - в этой оценке "Яблоко" близко к советнику президента Андрею Илларионову. Снижение единого социального налога с нынешних 35,6 до 30% постепенно отодвигается правительством на 2005 год, а возможно, и далее. Между тем демократы считают, что без реформы ЕСН с сокращением эффективной ставки этого налога до 20% рост может стать незаметным. Макроэкономическому блоку правительства так и не удалось ввести гибкую систему ресурсных платежей, которая, по мнению "Яблока", позволила бы изымать сверхприбыли нефтедобывающих компаний - налог на добычу полезных ископаемых оказывается "размазанным" по всей отрасли. Наконец, абсолютно непонятны мотивы сохранения в правительственном бюджетном законопроекте обложения налогом с продаж реализации, которая оплачивается с помощью пластиковых карт. Даже весьма далекий от оппозиции Александр Шохин удивился этому решению: если давно взят курс на легализацию доходов, зачем оставлять в силе уводящий их в тень, устаревший и к тому же приносящий гроши налог?

"Яблоко" нашло 62 млрд. руб. дополнительных по сравнению с правительственным законопроектом бюджета на 2003 год доходов. Главные киты прироста - акцизы на природный газ и вывозные таможенные пошлины. Весьма примечательна жесткая адресность предлагаемых демократами направлений расходования средств. Это военная реформа, прежде всего перевод на контрактный метод формирования РВСН, стратегической авиации, военно-космических сил (тех, кто уже сегодня укомплектован профессионалами), обустройство границы на Северном Кавказе и социальные расходы, например оплата дорогостоящего лечения для детей и модернизация системы скорой помощи. По оценкам партийных специалистов, это сократит смертность на 10-15%. Впрочем, бюджет-2003 в самом деле весьма напряжен, и, возможно, лучше для национальных экономических интересов, если эти деньги будут получены правительством, но не будут заранее распределены по расходным статьям.

Анализ бюджетной политики правительства свидетельствует: времена, когда основной экономический закон страны верстался без оглядки на мнение наиболее квалифицированных неправительственных экспертов, прошли. Логика модернизации, логика бюджетной и налоговой реформы - одна и та же и для макроэкономического блока правительства, и для экономистов "Яблока", и для реалистичных аналитиков стана центристов. В наиболее системном и очищенном от ситуативного лоббизма виде эта логика как раз и воспроизведена в "яблочных" бюджетах. Несмотря на сохраняющиеся разногласия, она подталкивает ее сторонников во власти и оппозицию к сближению по принципиальным, а не лоббистским вопросам.