Прежде чем договариваться с иностранными инвесторами, необходимо научиться разговаривать друг с другом

Скоро пойдет тринадцатый год с тех пор, как в стране начался грандиозный эксперимент под условным названием "Построение капитализма в экстремальных условиях". Удивительно, но у нас местами даже получается, особенно по части невыносимых условий. В этой области

Россия считается признанным лидером. В нелегком деле создания экономических препятствий мы накопили столько опыта, что впору им обмениваться с западными коллегами из МВФ или Всемирного банка.

Объективно все так и было, но до определенного момента: мы жаловались на свою нелегкую жизнь, трудности этапа первоначального накопления и сложности переходной экономики, а они помогали материально. Тогда на Западе считалось, что рынок у нас развивающийся и как только он наконец разовьется, так сразу все кредиторы сказочно обогатятся. (Кредиторы, а более - портфельные спекулянты, и правда обогащались во времена нашей пирамиды ГКО, но это другая история и достаточно краткий период). Одновременно, пользуясь вышеописанной иллюзией развития, Россия до 1998 года набирала все более фантастические кредиты под все более невыполнимые обязательства. Вскоре, однако, выяснилось, что иностранная валюта уходит в российский чернозем безвозвратно, словно вода в песок.

Мечта об инвестициях

Кризис 1998 года окончательно уничтожил кредитное доверие к России, после чего широкая денежная река МВФ пересохла настолько, что и русла теперь не найти на экономической карте мира. Стало понятно: в долг больше никто не даст.

Российское правительство, обложившись экономическими справочниками, начало срочный поиск новой концепции отъема денег у иностранных государств, институтов и граждан. Простая мысль о том, что свободные средства можно изыскать и внутри страны, ни тогда, ни теперь, увы, всерьез и надолго не посещала умы отечественных чиновников от экономики. По привычке они продолжают считать заграницу единственно возможным источником спасения.

Так родилась мечта об иностранных инвестициях, призванная полностью изменить модус финансовых отношений Россия-Запад. Ежегодно выделяя непомерные средства на обслуживание внешнего долга и его погашение, мы, наконец, пришли к пониманию простой истины: долг - это вечная жизнь взаймы, инвестиции - вперед профинансированное исполнение взаимных обязательств. Вот с этой-то свежей для себя идеей мы и поныне скитаемся по различным международным организациям в поисках понимания, обязанного выражаться в деньгах.

Понимание вроде бы присутствует, но с масштабными вложениями никто особенно не торопится. Россия по-прежнему ограничивается косметическим ремонтом своей экономической системы, в то время как инвестор ждет капитальной ее перестройки. По результатам любых переговоров на инвестиционную тему стороны, как правило, остаются при своих: они - при деньгах, мы - при благих намерениях.

Ежегодный бостонский российско-американский симпозиум под названием "Новые инвестиционные возможности" и в этом году должен был закончиться примерно тем же, чем и другие мероприятия подобного рода, - общими словами о возрастающем интересе к России и заверениями в готовности к сотрудничеству. Замкнутый круг обсуждаемых вопросов также остается практически неизменным: вступление России в ВТО, проблемы корпоративного управления и ход экономических реформ. В общем, ожидалась зеленая скука под сенью звездно-полосатого флага.

Александр Починок, главный сказочник российской делегации, в своем выступлении сообщил собравшимся о том, что "механизм защиты иностранных инвесторов в России практически создан". Возникает вопрос: когда успели? Ведь еще в октябре на московском заседании Консультативного совета по иностранным инвестициям (КСИИ) его зарубежные участники (в том числе и американские) жаловались нашему премьер-министру на отсутствие именно такого механизма. Выходит, за прошедший месяц, демонстрируя чудеса оперативности, правительство и парламент умудрились решить проблему, над которой безуспешно бились несколько лет? Единственным шагом в этом направлении стало принятие Госдумой в первом чтении незначительных дополнений к закону "О защите прав и законных интересов инвесторов на рынке ценных бумаг". Куда более важные законопроекты - "Об аффилированных лицах" и "Об инсайдерской информации" - все еще находятся в стадии доработки. И даже не представлены пока на рассмотрение в нижнюю палату парламенту.

Похоже, как минимум, министр труда переоценил достижения российских законотворцев. А то и просто лукавил, мягко говоря. Александр Починок также выразил надежду на улучшение инвестиционного реноме России. "Во всяком случае, никаких отрицательных сигналов миру мы не подавали", - сказал он. И поторопился.

Несостоявшаяся презентация

Сигнал был дан тут же. Как по заказу, непосредственно на симпозиуме, плавное течение которого нарушил скандал, вызванный расколом в рядах российских охотников за инвестициями. Что, впрочем, было вполне предсказуемо - в Бостоне одновременно присутствовали экономический советник президента Андрей Илларионов и зампред правления РАО "ЕЭС России" Сергей Дубинин, известные взаимной нетерпимостью еще по "домашним" спорам. Скорпионы - налицо. Не хватало лишь "банки", но и она вскоре нашлась. Ею стал закрытый круглый стол "Инвестиции в российские энергетические системы", состоявшийся вечером 14 ноября, в первый же день симпозиума.

Изначально круглый стол планировался как презентация отечественной реформы электроэнергетики в исполнении Сергея Дубинина. Той самой реформы, что "по Чубайсу", одно имя которого вызывает у Андрея Илларионова скрежет зубовный, плавно переходящий в непреодолимое желание сказать что-нибудь нелицеприятное в адрес своего главного оппонента. Ни одно публичное выступление Илларионова не обходится без критики РАО вообще и топ-менеджмента этой корпорации в частности. Вспомнить хотя бы сентябрьский экономический форум в Иркутске, когда советник назвал реструктуризацию РАО "национальной бедой" и "национальным позором". Реформа, по его мнению, "перерезая сухожилия и ломая кости, создает супермонополию". Но Бостон не Иркутск: от непримиримого Илларионова можно было ожидать смены гнева если не на милость, то хотя бы на нейтральное молчание. Просто ради сохранения внешнего благообразия и единства целей и просто из дипломатических соображений.

И все-таки победила истина, тем более что Дубинин, как Сократ, никогда не был дорог экономическому советнику. Илларионов в Бостоне не сдержался, как и его патрон в Брюсселе, и сказал все, что думал по поводу реформы РАО. В частности, он заявил, что с момента прихода Анатолия Чубайса капитализация энергохолдинга снизилась с 13,6 миллиарда долларов до 4,6 миллиарда, а также сравнил одобренное Минэкономразвития создание специального гарантийного фонда для привлечения инвесторов с методами Госплана. Сравнение, кстати, выглядит вполне обоснованно. РАО предполагает собрать фонд для компенсации инвесторам разницы между рыночным уровнем тарифа и тем, который необходим для обеспечения доходности вложений. Финансировать рентабельность и платежеспособность РАО по инвестиционным проектам планируется, как всегда, за счет повышения цен на электроэнергию. То есть за счет потребителей. Такая вот либерализация в стиле советской системы распределения доходов и расходов. Доходы - инвесторам, расходы - населению.

Свою обличительную речь Илларионов закончил словами о "глубоком недоверии к менеджменту" российского энергохолдинга. Таким образом, презентация обернулась для Сергея Дубинина показательной поркой. По словам очевидцев, американские участники круглого стола покидали зал заседания в полном недоумении. О каких инвестициях в энергетику можно говорить, если представитель государства как основного акционера утверждает, что крупнейшая в этой отрасли компания, как минимум, неэффективна?

Справедливости ради надо отметить - ничего нового или секретного Илларионов никому не сообщил. И в Бостоне он никому не открыл Америку. Даже не открыл ей глаза на процессы, имеющие место в отечественной энергетике. Тамошние аналитики и без его экспертного комментария прекрасно понимают: РАО - весьма рискованная, малопрозрачная и привлекательная с большими оговорками для иностранных инвесторов корпорация. Да, советник был резок и не слишком корректен. Наверное, международный симпозиум - не лучшее место для проявления эмоций и ведения внутренних разборок. Но по существу Илларионов был прав. Что отчасти подтверждается спешным отъездом из Бостона Анатолия Чубайса, выступление которого планировалось на следующий день, но так и не состоялось. И этот факт инвесторами также не остался незамеченным.

Триумф советника

Главный энергомагнат России так и не удостоил представительное собрание реакцией и отправился обратно в Москву. Дожимать реформу. В последнее время это неприятное занятие требует от Анатолия Чубайса все больше сил. Недавно Госдума чуть не отложила на неопределенный срок второе чтение пакета законов об энергетике. На этом фоне бостонская перепалка выглядит всего лишь как досадный эпизод. Основные стратегические баталии разыгрываются на кремлевском поле, где победа неизменно достается Анатолию Чубайсу. И тем не менее сражение за американские инвестиции нынче несомненно проиграно менеджментом РАО. Личная вендетта Андрея Илларионова состоялась

Советнику роль ренегата и борца с отечественной экономической мифологией пришлась по душе. Его дальнейшие выступления на саммите укладываются в схему "бей своих, чтоб чужие боялись". Россия не первый год топчется на пороге ВТО. Еще шажок - и войдем, еще полгода - и вползем, еще реформа - и упадем наконец в объятия мировой торговой системы.

Все ждут, когда же?

Инвесторы тоже ждут: присоединившись к ВТО, Россия будет вынуждена соблюдать правила таможенной, налоговой и валютной игр. Правила, принятые в цивилизованном сообществе стран, которые являются потенциальными источниками инвестиций. На уже упоминавшемся заседании КСИИ наши зарубежные партнеры проявили надежду увидеть Россию среди членов ВТО в 2003 году. Андрей Илларионов разрушил эту хрупкую мечту инвесторов. "Судя по скорости, с которой решались предыдущие вопросы, у меня нет ощущения, что оставшиеся будут решены в ближайшем скором будущем" - таково мнение советника, высказанное в Бостоне.

Другие участники обсуждений называли сроки от одного года до семи лет. Путем приведения к среднему арифметическому получаем неутешительный результат: ВТО нам светит года через четыре. Тогда же, очевидно, стоит рассчитывать на материальное подтверждение благосклонности инвесторов. На месте организаторов симпозиума стоило бы задуматься над сменой его периодичности. И переименовать его в инвестиционную олимпиаду, в которой, как известно, главное - не победа, а участие.

В нынешнем году русские остались без медалей. Простите, без инвестиций.


Постоянный адрес статьи: http://www.newtimes.ru/artical.asp?n=2976&art_id=3325