Исполнилось 110 лет со дня рождения академика Лихачева. Мне выпало счастье быть лично знакомым с Дмитрием Сергеевичем. Много часов мы беседовали у него на даче под Петербургом.

Дмитрий Сергеевич говорил со мной о разных, очень важных вещах. Например, он рассказывал мне о взаимоотношениях человека и государства. Подробно объяснял, что когда существует пропасть недоверия и человек не верит своему государству, внутренне ждет от него только неприятностей и бежит от него, как это было со времен еще княжеской Руси, то рано или поздно все кончается крушением государства, поскольку люди не считают такое государство своим.

Мы обсуждали с академиком Лихачевым, как это было в 1917 и 1991 годах. Это, на самом деле, одна из важнейших для России политических истин – отстранение, уход вследствие разрыва с государством. Уход внутренний – отказ от влияния на политику, имитация поддержки власти, «чтоб отстали», алкоголизм и наркозависимость, гражданская  апатичность и пассивность, прагматизм, перерастающий в цинизм. Или уход буквальный –  эмиграция. Любой такой уход есть форма непризнания государства своим, тяжелейшая социальная болезнь. Лечить эту смертельную для страны болезнь государство должно уважением к людям, то есть тем, чего в России не было вообще никогда. 

Когда наш разговор зашел об интеллигенции, о том, кого можно считать интеллигентом, я рассказал, чему еще в юности меня научила моя мама. «Интеллигент – это человек, который умеет думать не только о себе и своих близких, – говорила она, – но которому небезразлично и то, что происходит с другими, совсем незнакомыми людьми…  Образование при этом вовсе не самое главное. Его может и вовсе не быть, а человек – интеллигент. И наоборот: может быть, человек весьма начитан и многие университеты окончил, а ни о чем, кроме как о себе, думать и заботиться не умеет. Тогда это "образованщина", а не интеллигентность». Запомнилось, что Дмитрий Сергеевич живо заинтересовался тогда таким определением и, цитируя Александра Солженицына, подробно обсуждал эту тему.     

А еще мы долго говорили об очень важной книге Лихачева «Письма о добром и прекрасном». Я сказал Дмитрию Сергеевичу, что эта его книга чрезвычайно актуальна и если не положить ее в основу реформ, которые тогда начались, то это кончится плохо, вместо новой жизни, как писал Достоевский, «ничего не будет, кроме еще пущей мерзости». О смысле своей книги говорил и сам Дмитрий Сергеевич: «Ложь – зло для всех. Искренность и правдивость, честность и бескорыстие – всегда добро. Следование путем добра – путь самый приемлемый и единственный для человека. Он испытан, он верен, он полезен – и человеку в одиночку, и всему обществу в целом». Вопрос в том, как превратить эти императивы в реальную политику.   

Мы встретились с академиком Лихачевым, когда в стране вовсю шли «реформы»: конфискация сбережений населения вследствие гиперинфляции 1992 года, ваучеры, залоговые аукционы. Мошенническая приватизация набирала обороты. Правительство «реформ», отвергая мою жесткую критику, заявляло, что важнее всего как можно быстрее раздать госсобственность частным лицам, неважно, каким образом и кому, а потом все само утрясется и заработает. Появится капитализм. В связи с этим трудно представить что-либо более актуальное, чем слова Дмитрия Сергеевича в «Письмах о добром и прекрасном»: «Нельзя думать, что дурными средствами можно достигнуть доброй цели. Поговорка “цель оправдывает средства” губительна и безнравственна. Это хорошо показал Достоевский в “Преступлении и наказании”. Главное действующее лицо этого произведения Родион Раскольников думал, что, убив отвратительную старушонку-ростовщицу, он добудет деньги, на которые сможет затем достигнуть великих целей и облагодетельствовать человечество, но терпит внутреннее крушение. Цель далека и несбыточна, а преступление реально; оно ужасно и ничем не может быть оправдано». 

Именно так и произошло в России: в результате реформ 1990-х мы получили ту коррумпированную, полукриминальную, внеправовую корпоративную систему слияния собственности и власти, в которой живем сегодня.

Тогда по итогам наших бесед с Дмитрием Сергеевичем замечательный петербургский тележурналист Бэлла Куркова сняла фильм. Куркова хотела таким образом убедить общество пересмотреть политику реформ… Фильм показали, но власти, как и во многих других похожих случаях, сделали вид, что это их не касается. 

Для борьбы со всем этим, кстати говоря, я и создавал партию. И когда я только начал строить «Яблоко», академик Лихачев написал мне письмо, в котором рассказал о том, как он видит создание такого нового политического движения в России.

Меня часто спрашивают: что делать? Ответ на этот вопрос может быть простым или сложным, сжатым или развернутым, построенным на здравом народном смысле или научным. Но в основе любого правильного и серьезного ответа на этот вопрос лежит нравственное начало, то, без чего из нынешней ямы не выбраться, то, что написано в «Письмах о добром и прекрасном» Лихачева – человека, чье имя известно на всех континентах, выдающегося знатока отечественной и мировой культуры. Человека, который любил людей и Россию. И пока простые нравственные принципы, изложенные в работах Дмитрия Сергеевича Лихачева, не станут фундаментом государственной жизни, новую эффективную экономику в России не создать, с коррупцией, воровством, ложью, бедностью и отсталостью не справиться.