Александр Романовский

"Комсомольская Правда", №153, 22 августа 2000 г.

Осень перемен?

В преддверии приближающейся горячей политической осени комментаторам грех жаловаться на отсутствие событий: редкий политический год ознаменовывался таким каскадом, можно сказать, поистине революционных изменений. Как в связи с этим строятся взаимоотношения с политическими элитами, от поддержки которых во многом зависит успех начинаний?

Часть политической элиты de facto поддержала Путина потому, что Кремль стал делать то, что предлагалась этой элитой раньше, но в силу разных причин не было востребовано. Пример Григория Явлинского в этом отношении наиболее показателен. Хотя бы потому, что не было более последовательного, более непримиримого оппонента Кремля в годы правления Бориса Ельцина. Печальным следствием этих взаимоотношений стало по сути полное игнорирование моделей политического и экономического поведения, которые предлагал Явлинский, год от года адаптируя их к текущему моменту. Ресурсов Кремля оказалось вполне достаточно, чтобы едва ли не самая компетентная экономическая группа страны ассоциировалась в общественном сознании с некими оторванными от жизни романтиками-экспериментаторами, к тому же и неудачниками. Сейчас подобных разговоров уже не слышно. И не потому, что не до этого. Достаточно взглянуть на соответствующие места из предвыборной программы Григория Явлинского и сравнить с чуть ли не повседневной практикой Кремля, чтобы понять: нынешние власти и их вчерашний оппонент мыслят сходными категориями.

Наглядным примером служит реформа федеративного устройства. Разработанный Явлинским еще осенью прошлого года «Закон о губернаторах» предусматривал отлучение глав регионов от Совета Федерации и сосредоточение их усилий исключительно на управлении своими территориями; там же говорилось о необходимости разработать процедуру отстранения губернаторов от должности, меры по противодействию неконституционным распоряжениям глав регионов на местах и т. д. - иными словами, именно то, что и было затем предложено Кремлем.

Еще одно совпадение наблюдается во взглядах «Яблока» и Кремля на формирование Госсовета. Группа Явлинского выступает против наделения этого органа какими-либо конституционными полномочиями, что полностью отвечает интересам президента. В этом вопросе Владимир Путин пребывает в сложной ситуации: ему важно умилостивить губернаторов настолько, чтобы новый орган и выделяемые этому органу полномочия были бы приняты главами территорий в конечном счете так же, как и их изгнание из Совета Федерации. И снова, как в случае с реформой СФ, союзники из Думы приходятся очень кстати хотя бы потому, что сигнализируют: движемся в правильном направлении, не робей и гни свое. Комментарий: «По-моему, Россия не настолько богата, чтобы плодить бесчисленное количество палат весьма сомнительного свойства с целью ублажить разного рода палатофилов» - вполне мог быть высказан в узком кругу самим Путиным или на публике одним из его единомышленников, если бы уже не был сказан видным функционером «Яблока» Владимиром Лукиным.

Именно этот момент и стоит отметить: нынешняя поддержка действий Владимира Путина со стороны некогда считавшихся оппозиционными Кремлю сил в меньшей мере конъюнктурная и в большей степени прикладная. Прикладная в том смысле, что Кремль с неизбежными в его случае сомнениями, с огрехами и спотыканиями взял да и начал претворять на практике то, о чем давно говорил тот же Явлинский. И суть не в том, что власть поступает «по Явлинскому», дело в другом: власть делает то, что ей кажется целесообразнее всего, и никто не виноват, что некоторые рецепты были выписаны задолго до того, как эта власть пришла в Кремль.

Группа Явлинского не торопится торжествовать: в конечном счете политические выгоды от данной ситуации ни «Яблоко» в целом, ни Григорий Явлинский лично еще не заполучили. С другой стороны, количество неизбежно переходит в качество, и «яблочники» не могут не надеяться быть востребованными в открытую. Еще вчера было принципиальным влиять на президента, сегодня или уже завтра это может показаться устаревшей формулой и актуальнее станет вопрос о сотрудничестве с президентом. Нюансы в различиях обоих терминов в полной мере могут осознаваться лишь сторонами по диалогу. Вопрос в том, захочет ли Кремль признать в основательности того же «Яблока» одну из тех платформ, на которую он может водрузить треножник государственности. Грядущая осень должна многое расставить по местам.