Простестное движение системе не угрожает

Facebook 11.09.2018

И еще о последних невыборах. Некоторые оценивают результаты, как относительную неудачу власти. В частности, говорят о протестном голосовании, как очевидном свидетельстве растущего недовольства властью в связи с повышением пенсионного возраста.

Хотел бы предостеречь от иллюзий.

1. Голосование против действующих губернаторов и представителей ЕР — это следствие не столько растущего недовольства властью, сколько результат сознательной политики самой власти. Путин уже несколько лет последовательно проводит линию перекладывания ответственности за все проблемы и беды людей на региональное руководство и чиновников. Сам президент при этом предстает в роли верховного арбитра и народного заступника, единственного в своем роде, качественно отличающегося от всех остальных государственных чиновников. В соответствии с этой концепцией и были выстроены последние «прямые линии» Путина. Так что система не буксует, ей не угрожают никакие взломы. Система следует своей логике.

2. Выход во второй тур или даже победа кандидатов от ЛДПР или от коммунистов ничего не меняет. Губернаторские посты в современной России — это обычные чиновничьи должности, жестко вписанные в «вертикаль власти» и ничего общего не имеющие с публичной политикой. В случае победы так называемого «альтернативного» кандидата он просто занимает место чиновника, включается в «вертикаль» и подчиняется ее правилам. А настоящей, содержательной альтернативы на выборах нет. Для тех, кто мог бы попытаться «сломать игру», — муниципальный фильтр. Искать источник оптимизма в голосовании за кандидатов от ЛДПР или от коммунистов, — это логика «неполитического протеста» в наихудшем виде, она давно уже доказала свою тупиковость и неэффективность.

3. Система развивается, к сожалению, таким образом, что она может игнорировать протестные настроения. Она наращивает (уже нарастила) контрольно-силовую составляющую и рассчитывает прежде всего на ее защиту, а не на реальную поддержку населения. Недопущение даже видимости альтернативы с помощью муниципального фильтра, жесткая реакция на протестные акции (заблаговременный арест организаторов, полицейский контроль, применение силы, задержания) показывают, с одной стороны, что игры власти с протестом закончились, а с другой — что это были именно игры, и все успехи «протестного движения» (акции в 2013 году, отдельные относительно многочисленные мероприятия в последующие годы — как например, с уточками) — это не успехи, а результат сознательного попустительства власти, которая действовала в своей логике и ради своих целей.

В результате протестное движение в России остается «вещью в себе», отгороженной от страны полицейскими кордонами и административными барьерами, а игру с людьми ведет власть своими популистскими и административно-силовыми методами, а главное — легко культивируя идею о своей безальтернативности.