Вертикаль страха

02.05.2018

Опубликованные недавно главой подмосковного Серпуховского района Александром Шестуном записи разговоров с высокопоставленными сотрудниками администрации президента (АП) и ФСБ показывают, как сегодня управляется российское государство. Как следует из видеообращения Шестуна к президенту России, пытаясь принудить уйти в отставку, ему угрожали лично начальник Управления внутренней политики АП и руководитель отдела «К» ФСБ в звании генерал-майора. Ссылаясь на «команду президента», на записи Шестуну объясняют, что, если тот не подпишет заявление об отставке, его «переедет каток».

Примечательно, что публикация очевидных свидетельств причастности Кремля, по сути, к шантажу мало кого заинтересовала в обществе. Вертикаль страха и насилия так явно проступала в последние годы, что, обнажившись, никого не удивила — все привыкли. И вот уже сотрудники правоохранительных органов и ФСБ проводят обыски у двух заместителей Шестуна.

Особенность этой истории в том, что Шестун даже не собирался обращаться в правоохранительные органы (кстати, за него это сделала партия «Яблоко»). Главное для него — достучаться до самого верха. С одной стороны, это понятно: какие тут правоохранительные органы, когда речь идет о таких высокопоставленных фигурантах? С другой стороны, вывод этого обращения за пределы даже формального правового поля позволяет вообще игнорировать обнародованные свидетельства. В такой ситуации никакой реакции нет и не будет, все фигуранты остаются на местах. И даже сам Шестун пока на месте. В итоге остается только информационный выхлоп: Путин — наше все, к нему и Волоколамск апеллирует, и Шестун. Он разберется, если захочет. Как говорится, «передайте товарищу Сталину...» Вот и глава Серпуховского района ищет защиты у Путина, будто и не было в его компромате «команды президента» запустить каток. Но ведь так и происходило когда-то в нашей стране: именно того, кто давал команду об уничтожении, умоляли о спасении.

Недавно в Краснодарском крае прошли громкие аресты. Задержаны 15 госчиновников, среди них высокопоставленные сотрудники администраций Сочи и Краснодара. В прессе говорят об «экономическо-административном» характере преступлений, в которых подозреваются задержанные. Кто-то привычно называет «спецоперацию» силовиков на Кубани зачисткой. И действительно, подобные «зачистки» происходят регулярно то в одном, то в другом регионе России. В российских тюрьмах уже сидят руководители Хабаровского края, Удмуртии, Марий Эл, Новгородской, Сахалинской, Челябинской, Брянской и Кировской областей. Сидят за взятки, превышение полномочий, мошенничество — в общем, как бы за коррупцию. Правда или нет, кто же знает.

В нынешней системе, выстроенной самим государством еще со времен залоговых аукционов на коррупции и воровстве, на тотальных распилах и откатах, в отсутствие независимых судебно-следственных органов в нужный момент обвинить можно любого. Не только реального взяточника, но и честного чиновника, несогласного с начальством, политического оппонента, конкурента по бизнесу, просто успешного и талантливого человека, которому завидуют, правдоискателя или правозащитника — под радостное улюлюканье тех, за кем придут завтра. Обвинение в коррупции («вор», «расхититель», «растратчик») — это универсальное объяснение любого беспредела, будь то аресты, пытки, длительные тюремные сроки. Поскольку так устроена вся действующая путинская система, стоит только запустить это колесо — и страх придет в каждый дом. «Коррупционер» в сегодняшнем государственно-правовом лексиконе — это как «враг народа», «шпион», «агент всех разведок» в сталинские 1930-е.

В условиях экономической стагнации, существенного сокращения объема финансовых потоков, предназначенных для покупки лояльности и преданности чиновничьего и предпринимательского класса, единственным эффективным методом управления является вертикаль страха и насилия. В этом суть всей путинской системы, иначе она работать не может. И сам Путин не верит, что возможна иная форма управления. Только страхом, только запугиванием, только произволом.

Сюжеты могут быть разные. Можно многие годы преданно служить режиму, как Улюкаев, а можно быть его оппонентом, как Немцов. Можно пытаться быть самостоятельным бизнесменом, как Ходорковский, а можно просто хорошим журналистом, как Политковская, Кашин или Бородин. А можно пытаться вернуть государству украденные деньги, как Магнитский. Итог будет один. У этой системы «решение» найдется для каждого.

Сегодня у власти в России преемники большевиков (см. «Большой террор и современный большевизм»). Это одна из причин бесконечной государственной лжи, бесправия и насилия, отсутствия массового предпринимательства и независимого суда, презрения к правам частной собственности, к закону и праву.

В 2003 году я назвал эту систему «капитализмом со сталинским лицом». Теперь уже и капитализма почти не осталось, одно лишь «лицо»... И после 18 марта вопрос о том, как с этим жить и что с этим делать, стал особенно сложным.