«Сегодняшняя политика в России – тупиковая»

МИР 24 27.11.2017

Политик, один из основателей партии «Яблоко» Григорий Явлинский рассказал в интервью телеканалу «МИР 24», почему решил баллотироваться на предстоящих выборах президента России, о своих целях и задачах, которые преследует, а также поделился мнением о состоянии экономической ситуации, внешней и внутренней политике в стране. 

– Решенный вопрос – вы идете на выборы. Почему вы об этом заявили именно в Томске?

– Потому что Томск – один из моих самых любимых городов. Это очень известный научный центр, там крупный университет, в области большой исследовательский центр. Кроме того, это Сибирь. А Сибирь – это важная точка в России, очень важная часть страны. А на выборы я готовлюсь идти, потому что я вижу, что политика, которая сегодня проводится в России, тупиковая – и экономическая, и внешняя, и внутренняя. Если говорить об экономической политике, то она ведет к бедности. Сейчас официальная статистика говорит, что у нас примерно 16 миллионов бедных людей, а если посмотреть на количество людей, которые имеют доход выше уровня бедности, но у них много иждивенцев – дети или родители, то тогда число бедных людей увеличивается стремительно, я думаю, что оно превысит 25 миллионов человек. Что касается внешней политики, например, то мы все больше и больше оказываемся в изоляции. Первая цель – это решить проблему Донбасса, решить проблему Крыма, вывести войска из Сирии, прекратить гонку вооружений. Это первые важнейшие задачи. И нормализовать отношения с миром, добиваться отмены санкций.

– Диагноз поставлен. Какой рецепт?

– Регулярная смена власти. Независимо от того, хорошая она или плохая, она должна регулярно меняться. Это условия жизни в современном мире. Это же означает и политическую конкуренцию. Второе направление – независимые средства массовой информации, третье направление – независимая судебная система. С экономикой нужно сделать несколько вещей, но очень важных. Во-первых, сделать так, чтобы частная собственность была неприкосновенной, чтобы все люди, предприниматели знали, что если они что-то заработали, никто не может это отобрать. Нельзя перераспределить, нельзя забрать у одних и передать другим. Это еще и вопрос залоговых аукционов, когда самые крупные активы по сговору мошеннически перешли в руки лишь бы кого. Проблема собственности всегда останется под вопросом, пока мы ее не решим. Когда она находится в таком сомнительном состоянии, нет инвестиций. Инвестиции в современном мире – это вложения на 6-8 лет. Кто знает, что будет через восемь лет в России? Никто. Кто будет вкладывать деньги? Никто. 

– Вы верите в свою победу?

– Я верю в то, что Россия должна изменить свою политику, и власть в России должна меняться. Если мне удастся изложить свою позицию гражданам достаточно широко, я верю в то, что может быть второй тур. 

– У вас уже были 1996-й, 2000-й годы. Тогда вы баллотировались, излагали свою позицию, но не стали президентом…

– Это долгая дорога, людям надо долго объяснять. Через интернет и листовки задача не решается. Для этого нужны большие средства массовой информации, которые работают годами. Если в магазине ничего, кроме кильки в томате нет, значит, у них самый высокий рейтинг. Что людям делать? Если у них нет больше выбора? Наши выборы – это позор. Вот что это такое. 

– Зачем же вы в них участвуете?

– По-другому нельзя ничего изменить. По-другому – это революция, бунт, интриги, перевороты. Я не хочу в этом участвовать. Я точно знаю, что это кончается тем, что становится гораздо хуже, чем было. Поэтому нужно использовать все легальные процедуры. Это все равно лучше, чем кровь.

– Вы в свое время занимались боксом. 

– Вот это точно, это правда. 

– Скажите, есть что-то общее между спортом и политикой?

– Спорт очень полезен для политики, потому что спорт учит проигрывать. Не выигрывать, а именно проигрывать, потому что снова выходить на бой после проигрыша очень трудно, а это надо, иначе двигаться вперед невозможно. В выборах надо участвовать много, потому что побеждает не тот, кто самый сильный, а тот, кто идет до конца.

–  Почему вы боксом начали заниматься?

– Мне было лет 10-11, мне отец сказал, что больше он меня не будет защищать на улице. А мне доставалось довольно сильно.

–  Это было во Львове?

– Да. У меня два-три года ничего не получалось. Я был не очень приспособлен к этому всему. Потом, у меня дома мама и бабушка не поддерживали эти занятия. Только отец меня поддерживал. Бабушка вообще говорила, что все боксеры – босяки, а все босяки – боксеры.

–  И как вас встретила улица после того, как вы набрались опыта спортивного?

– Она меня изучала. И под конец она уже хорошо стала ко мне относиться. Уважают. Знаете, есть такое выражение: «За силу уважают». За насилие ненавидят, а за силу уважают. Вот это надо знать всем политикам: когда они насилуют народ налогами, дурацкими законами, бесконтрольностью правоохранительных органов, бесправием, в душе народ за это их ненавидит. А если он видит справедливое, сильное, открытое, честное, подконтрольное гражданам государство, он его за это очень уважает. Вот я хочу такое государство создать. У меня такая цель.

–  Хочу вспомнить еще один эпизод из вашей жизни, когда ваш сын был похищен, когда ему отрубили палец и когда, насколько я понимаю, прислали вам этот палец с условием, что вы должны уйти из политики.

– Его похитили, ранили и все, я его нашел уже в травмпункте. Просто сказали, что и дальше будем: «Еще у вас есть младший сын». Кто это делал, я не знаю до сих пор. Но мотивы могу себе представить.

–  Какие мотивы?

– Думаю, что это были мотивы, связанные с началом войны в Чечне. Начиналась война в Чечне, и там были разные группировки, заинтересованные в этой войне, которые напрямую участвовали в ней, которые провоцировали эту войну. Ну, в общем, это было в контексте того, что я ездил освобождать русских военных. Чеченцы их захватили, арестовали и посадили в яму. Мы туда приехали, и там были очень сложные переговоры, в результате которых семь человек я смог освободить и привезти их в Москву. А еще мы собрали останки наших солдат на улицах. Их ели собаки. Двадцать гробов. Руслан Аушев дал самолет, мы погрузили эти гробы, этих ребят, которых успели оттуда вывезти, и увезли их в Москву. 

–  Из политики вы тогда не ушли, несмотря на условия, которые вам ставили. Почему вам так важно оставаться в политике?

– Мне важно сделать так, чтобы Россия была одной из самых развитых экономически стран. Это цель моей жизни, мне это интересно. Меня это очень привлекает и для меня это очень важно. Я это хочу сделать, я это могу сделать. Я это сделаю, если мне дадут мандат и дадут право, чтобы я это сделал. 

– Какими качествами необходимо обладать, чтобы участвовать в выборах, чтобы быть президентом России?

– Надо быть уверенным в том, что ты прав, и что эта правота касается всех людей. Вот за мной не стоят никакие специальные группы. Ни группы олигархов, ни финансовые группы, ни группы каких-нибудь силовиков или спецслужб. И говорят, что это большой недостаток. А почему? Я представляю интересы всех. Стартовые возможности должны быть у любого ребенка одинаковые, родился ли он в Томске, в Москве, в Калининграде, во Владивостоке, Сахалине или какой-нибудь деревне в Бурятии. У него должны быть равные стартовые условия. А это что такое? Это образование, это здравоохранение, это жилье, на первом этапе. Это возможности двигаться, это защищенность определенная. Вот это нужно сделать, и Россия тогда будет развиваться быстро, динамично и в нужном направлении. А внешняя политика должна быть устроена так, чтобы помогать развивать российскую экономику, создать мощную экономику в России.

– Считаете ли вы себя настоящим либералом?

– Понимаете, это очень условное деление. Я просто человек, верующий, кстати, российский гражданин. Да, конечно, я считаю, что свобода – это очень важно. Я считаю, что родина, свобода, закон, собственность, культура, традиции – это важно. Вообще смысл политики в чем? Защищать жизни людей. Больше никакого другого смысла нет. А когда Россия станет самостоятельной и развитой страной, то тогда смыслом политики будет защищать жизнь, достоинство и честь человека. Вот я хочу достичь этой высоты. И тогда Россия будет одной из лучших стран мира.

– Вас называют «отцом русской демократии».

– Ну, это шутка. Я никакой не отец, нет. Я просто Григорий Явлинский, все.