Детство и юношеские годы

Григорий Явлинский родился 10 апреля 1952 года на Украине, во Львове.

 Григорий Явлинский:

- В бедности мы не жили, но поездка на такси была событием. Или покупка игрушки, или если штаны порвешь. Что такое ананасы, бананы, апельсины-мандарины я просто не знал.

Когда мне было лет десять, мама дала мне деньги на футбольный мяч. Держу в кулаке две трешки, ищу мяч и вижу цену: восемь рублей тридцать копеек. Можете представить, как я расстроился! Шел домой и думал: ну почему мяч стоит не шесть рублей, не пять, а именно восемь тридцать?

И вдруг этот вопрос вытеснил из головы неудачу с покупкой. Остановился у одной витрины, у другой... Почему велосипед стоит двадцать семь рублей, коляска - восемнадцать, а буханка хлеба - 12 копеек. Почему? Кто-то знает настоящую цену или просто сам взял и придумал?

Я прибежал с этими вопросами к деду, но даже он не смог мне ответить: "Какая разница, кто это придумал. Ты лучше подумай, как эти деньги заработать".

Позже я узнал, что вопрос о цене во всех экономических теориях и системах - самый главный. И тот, кто знает на него ответ, становится либо великим ученым, либо великим финансистом.

В школе и во дворе Григорий был заводилой. Спортивные секции, футбол, драки «стенка на стенку» - обычное советское детство.

Боксер

В 1964 году начал серьезно заниматься боксом в спортивном обществе "Динамо". Был двукратным чемпионом Украины по боксу среди юниоров во втором полусреднем весе в 1967 и 1968 году. Но в 1969 году тренер решил, что пора выбирать, "бокс или все остальное", Явлинский оставил серьезный бокс. В то время он уже точно знал, что хочет стать экономистом.

В девятом классе Григорий решил, что после окончания школы нужно ехать поступать в хороший московский вуз. Это требовало отличных знаний по профильным предметам. Чтобы выиграть время для дополнительных занятий, Григорий принял решение перейти в вечернюю школу рабочей молодежи, а для этого нужно было устроиться на работу.

Слесарь-электрик

Недолго проработав на Львовском почтамте экспедитором и на фабрике кожаных изделий, Явлинский устроился слесарем-электриком на Львовскую стекольную фирму "Радуга".

Григорий Явлинский:

День первый. Мастер просит принести пассатижи (сказал бы просто - плоскогубцы!). Признаться, что не знаю, что это такое - не солидно. Решил, что я умный: принесу всё, чему не знаю названия. И притащил несколько килограммов инструментов - все, кроме плоскогубцев! Сказанное в мой адрес печати не подлежит.

Мне приходилось лазать под помостами, где работали стеклодувы, и расплавленное стекло брызгало и зажигало спецовку. Забирался на свод печи, шел над кипящим расплавленным стеклом. Температура - сотни градусов, пока дойдешь, телогрейка дымится. Рассказывали, как один рабочий туда провалился - следов не осталось ...

Был я там самый младший, и надо мной подшучивали, иногда довольно "круто". Там я впервые выпил спирта - его выдавали для промывки приборов. Никогда не забуду: 23 февраля, все сели, мне тоже налили стакан - все пьют, а я что же? Все вокруг в порядке, а я ни рукой, ни ногой шевельнуть не могу. Все веселятся, а я, как истукан, сижу, жду, когда руки-ноги снова включатся. Просто голова профессора Доуэля. Часа два просидел, пока оцепенение прошло.

«Плешка» (Московского института народного хозяйства им. Г. В. Плеханова)

Взяв отпуск летом 1969 года, уехал в Москву и поступил в Институт народного хозяйства им. Плеханова (в просторечии - Плешка) на общеэкономический факультет на специальность «экономика труда».

Григорий Явлинский:

- Учился я легко, почти на одни пятерки, но однажды чуть не вылетел из института. Группу лучших студентов послали на практику в Чехословакию, и в бане мы разговорились о политике.

Я сказал: за то количество крови, которое пролил наш народ, он заслуживает лучшей жизни. А наш комсорг в ответ: "За социализм можно было бы положить людей и в сто раз больше". Это меня взбесило. Мало того, что я его назвал людоедом, сталинистом и маоистом, я ему еще вмазал как следует - тазом. Хорошо, таз их оказался хлипкий, а если бы был наш, отечественный? Комсорг остался жив, но накатал жалобы: ректору, в комитет комсомола, в горком, в КГБ.

Меня начали исключать. Но на собрании, где это должно было произойти, одна девочка, Нина Петраченко, совершенно неожиданно предложила дать мне рекомендацию в партию, и собрание за это проголосовало. Скандал разрастался.

Декан сказал: "Если не хочешь, чтобы тебе башку оторвали, забудь обо всем". Не очень-то забудешь.

ВНИИ Уголь – Госкомтруд – Совет министров СССР 1976 - 1989