Найдутся люди поумнее, которые объяснят, как этот высокий сутуловатый человек, грассирующий и запинающийся, смог повернуть сознание сограждан от готовности к незрячему повиновению все равно какой власти к осознанию своего человеческого достоинства.

Я и не берусь за эту задачу. Расскажу лучше притчу.

Приехав из Горького, увидели они, что телефоны отключены, а дом пришел в запустение, ибо жили они не в нем, но он в них жил.

Пришел тогда академик в академический магазин и спросил ванну в метр семьдесят, как просила его жена, и унитаз с косым впуском, как того требовала система водоснабжения и канализации, и торговцы продали ему.

Когда это принесли в дом, то увидела жена его, что ванна ободрана, и попеняла ему за то, что обманули его. Он же ответил: "Новое не всегда доброе. Человек платит за то, что покупает, а не за то, что уже купил". И она поняла и сказала: "Хорошая покупка. Спасибо, что не течет".

Тогда из туалета вышли два сантехника, Николай и Колька, и, приступивши, стали выговаривать ему: "Ты академик, а не знаешь, что есть две системы: с прямым впуском и с косым и они несовместимы. Тебе обманом дали вместо одного унитаза другой. И теперь, если его поставить, выбирай: или дверь не откроется и мы, поставив его, будем в туалете вечно, либо не закроется никогда".

Он ответил: "Есть и третья система, которая вовсе не дает выбора, но это не значит, что из нее нет выхода".

Но не поняли сантехники его и ушли курить надолго, а он стал работать.

Тогда жена его сказала мне: "Иди к ним. Ты знаешь язык их", - и дала мне бутылку аргумента. Они отвечали: "Попробуем". И, не устояв против того аргумента, работали, как привыкли.

И он, как привык, думал.

Когда же настал вечер, вышли они, не отмыв рук от трудов своих, и сказали с гордостью честного человека: "Мы сделали все, что позволяет система".

И я подивился, узнав метафору, ибо услышал в их гордости свою гордость, а в их словах - свои и многих, кто почитал себя вполне честным человеком.

Придя к туалету, увидел, что и дверь закрывается, и унитаз стоит, но воспользоваться им можно с трудом и неудобствами.

Возвратясь в кухню, я рассказал ему, но он метафоры не узнал, ибо не было у него опыта совмещения с системами, который был у сантехников Николая, Кольки и у меня.

И подумал я, что он скажет: "Они сделали то, что могли, а ты сделай то, что ты можешь. Не укоряй другого за непонимание и неумение. Но себя за понимание и неумение кори".

Но он сказал: "Спасибо!" И продолжал думать.




Источник: Юрий Рост. Сахаров. "Первое сентября", 27 августа 1999 года